April 29th, 2021

В начале было Слово...

Великий Четверг🙏🏻❤️🙏🏻



И вот привел Четверг Великий
Небесной Чистоты Предлог -
Сам ноги людям Светлоликий
Перед Крестом омоет Бог,

Петра горячность вновь остудит
Великой силою Любви,
Даст снова шанс спастись Иуде
Жертвою Плоти и Крови,

И Тайной Вечери потоки
Навеки жажду утолять
Направит, отворив истоки,
Народ Свой к жизни причащать,

Грядет Четверг мощь набирая,
Забудем же печной уют,
И страсть в сердцах с грехом ломая,
Бежим от жара адских руд...

Дядя Рулу. 29.04.21

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ СЕНСАЦИЯ.
РАЗМЫШЛЕНИЕ В ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРГ




Целование Иуды
Открытие ранее недоступных текстов, относящихся к глубокой древности, всегда представляет определенный научный интерес. Однако интерес к «Евангелию от Иуды» – литературному памятнику II или III века, сохранившемуся на коптском языке, – на протяжении нескольких месяцев искусственно подогревался некоторыми средствами массовой информации. Публике внушалось, что, наконец, из-под спуда достанут информацию, которую церковники веками скрывали от верующих, что новооткрытый памятник способен поколебать традиционное христианское вероучение. От публикации памятника, содержащего «реабилитацию Иуды», ждали такого же эффекта, как от «Кода да Винчи».
Однако богословы и священнослужители, знакомые с историей христианской и околохристианской письменности, при первых же упоминаниях о находке предупредили, что сенсаций ждать не следует, так как «Евангелие от Иуды» – далеко не первый памятник подобного рода. Таких памятников, имеющих гностическое происхождение, сохранилось немало, и интерес они представляют разве что для исследователей распространения еретических течений в раннем христианстве. Ни одно из этих произведений не сумело поколебать учение Церкви, хотя некоторые из них в свое время, на ранних этапах развития христианства, и послужили средством для совращения христиан в гностические секты.

О «Евангелии от Иуды» было известно писателям Древней Церкви. Перечисляя гностические секты своего времени, священномученик Ириней Лионский (II век) упоминает о секте каинитов, которые учат, что, «так как один Иуда знал истину, то и совершил тайну предательства, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя ее Евангелием Иуды».

Недавнее открытие памятника полностью подтверждают информацию о его гностическом происхождении. Текст памятника имеет значительные повреждения, поэтому полностью восстановить представления автора о роли Иуды в деле предательства Иисуса затруднительно. Из сохранившихся отрывков, однако, становится ясно, что автор памятника видел в Иуде особо приближенного ученика Иисуса, которому Иисус открывает «тайны царства». Предательство он совершает как бы по прямому повелению Иисуса.

Гностические секты II-III веков в вероучительном плане отличались большим разнообразием. Однако общим для них было стремление сочетать отдельные элементы христианства с элементами восточных религий, оккультизма, магии и астрологии. Для большинства гностических систем было характерно представление о двух равновеликих силах, которые движут историей мироздания – силе добра и силе зла. При этом материальный мир представлялся произведением не благого Бога, а злого Демиурга. В гностических системах отсутствовало представление о человеке как существе, наделенном свободной волей: человек рассматривался скорее как игрушка в руках добрых или злых сил.

Личность Христа ни в одной гностической системе не занимала центральное место. Лишь отдельные элементы Его учения вплетались в фантасмагорические построения гностиков. Поэтому гностики не довольствовались теми Евангелиями, которые употреблялись в Церкви, но создавали свои собственные, альтернативные. Одним из таковых и было «Евангелие от Иуды».

Представление о том, что Иуда лишь выполнял волю Иисуса, предавая Его, вполне вписывается в гностическое учение о добре и зле как двух равновеликих силах, управляющих мирозданием. Однако оно никоим образом не соответствует церковному учению, которое настаивает на том, что каждый человек несет личную ответственность за свои поступки, и ни один человек не предопределен к совершению тех или иных злых дел.

Согласно христианскому учению, существует таинственный парадокс между всеведением Бога и свободой человеческой личности. С одной стороны, Бог заранее знает о злых поступках того или иного человека; с другой стороны, всеведение Божие не оправдывает злые поступки: «Должно знать, – пишет преподобный Иоанн Дамаскин (VIII век), – что Бог все заранее знает, но не все предопределяет. Ибо Он заранее знает то, что в нашей власти, но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходил порок, но не принуждает к добродетели силою».

Иуде не было предначертано совершить предательство, и когда Господь избрал его одним из Своих двенадцати учеников, Он избрал Его не для предательства, а для апостольства. Иуда не был лишен ни одного из даров, которыми были наделены другие апостолы. Вместе с ними он присутствовал на Тайной вечери, одновременно с ними принял в себя тело и кровь Бога воплотившегося. Но, как говорится в богослужении Великого Четверга, «егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся». Пока другие ученики внимали словам Спасителя, в сердце Иуды созревал план предательства.

Тайная вечеря
Тайная вечеря
Никто не принуждал Иуду к предательству: оно было исключительно делом его свободного выбора. Слова Иисуса «что делаешь, делай скорее» (Ин.13:27), обращенные к Иуде, не были ни повелением, ни сигналом к действию. Они могли послужить для Иуды свидетельством того, что Иисус знает о его планах, и могли остановить его в последний момент. Однако план предательства уже созрел в сердце Иуды, и даже слова Спасителя не остановили его.
Христос говорил Своим ученикам: «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф.18:7). Эти слова, в первую очередь, относятся к Иуде-предателю. Иисус Христос добровольно пошел на страдания, и Его страдания имели искупительный смысл для всего человечества. Но никакой заслуги Иуды в деле спасения и искупления человечества нет. Спасение и искупление произошло бы и без участия Иуды: предательство не было необходимым звеном в цепи событий, приведших человечество к спасению.

В Великий Четверг Православная Церковь напоминает верующим не только о Тайной вечери – первой Евхаристии, совершенной Самим Господом Иисусом Христом. Она напоминает и о той нравственной ответственности, которая лежит на каждом, кого Иисус призывает к спасению и вечной жизни.

И не случайно перед евхаристической чашей православные христиане произносят: «ни лобзание Ти дам, яко Иуда». Образ Иуды сохраняется в памяти Церкви как пример человека, переступившего последнюю черту – ту, которую человек ни при каких обстоятельствах и ни за какие деньги не должен переступать. За этой чертой – погибель и вечная смерть.

Епископ Венский и Австрийский Иларион
20 апреля 2006 г.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
В начале было Слово...

К Великой Пятнице...(Евангелие от Марка - гл.15)

Из когда-то написанного...



На утро следующего дня
Вожди и весь синедрион,
Решенье общее приняв,
Связав, вели Иисуса вон –
Во всех грехах виня Его –
Царя и Бога своего!...
И предали Христа Пилату,
Войдя в судейские палаты…

Пилат спросил Его: „Услышь,
ты Царь Великий Иудейский?“
Иисус сказал: „Ты говоришь“.
И обвинял народ еврейский
Его во многом… „Что молчишь? –
Опять спросил Христа Пилат–
(Он разобраться был бы рад
В его судьбе и в этом деле,
Не как старейшины хотели),
– Смотри, сколь много обвинений!
Давай, хоть что-нибудь ответь!
Я жду услышать объяснений,
Откуда в тебе эта твердь?“

Но не хотел Иисус здесь прений
И ничего не отвечал,
По-прежнему стояв, молчал –
Не смог Пилат скрыть удивлений…

На всякий праздник одного
Он узника им отпускал,
Толпой просили за кого,
И тем почёт себе снискал…

Тогда же в узах пребывал
Некто злодей-бунтарь Варрава,
Сообщников его орава,
Которые мятеж подняли
И чью-то жизнь с ним унесли,
За бунт, убийство их связали
И всех в темницу привели,
А люди истово кричали,
Просить о выборе желали,
Кого-нибудь, чтоб отпустить –
Сим милосердье проявить.

Пилат сказал толпе в ответ:
„Хотите выпущу иль нет
Вам Иудейского Царя?
Он знал – из зависти, зазря
Первосвященники предали,
На смерть Христа ему отдали…

Но люд кричал: „Пусти Варраву!
Под подстрекательство вождей –
Вливал в сердца свою отраву
Первосвященник – иудей,
Верша надменную облаву
Слепыми душами людей.

Пилат народу отвечая,
Опять спросил:„А что же с Ним?
Которого недавно чая,
Царем считали вы своим?"
„Распни Его! – опять кричали,
-Распни, распни! Мы так хотим!"

Пилат на это молвил им:
„Какое ж зло Он сделал, люди?
Народ Господень, дай ответ!
Не вам ли, справедливым судьям
Он милосердья дал завет?
Вам Божьей милости не будет!
Одумайтесь! –мой вам совет!"

Они ж его не понимали,
Сильней к распятью призывали…

Тогда Пилат на радость им
Варраву тут же отпустил,
Суда концы бросая в воду,
Христа же смертью наградил
Под вопли Божьего народа
И пред распятьем Его бил…

После кровавых бичеваний,
Его взяв, воины вели
В Преторию для посмеяний,
Во багряницу облекли,
Венец терновый здесь сплели
Под шум безумных ликований.

И мерзко полк над Ним глумился:
«Царь Иудейский, радуйся!»
Плевал и бил, и веселился,
И на коленях кланялся-
Так издевалась волчья стая,
Христа на Крест приготовляя.

Когда же вдоволь насмеялись
Тельцов больших срамные лица,
С Иисуса сняли багряницу,
Не так давно, что надевали,

Велели крест тяжелый взять
И повели, чтобы распять.
Но сил уж не было в сем теле –
Он шел под гнётом еле-еле,
И не желая задержаться,
Быстрей к Голгофе чтоб добраться,
Заставил воинский конвой,
С полей идущего домой,
Симона крест Христа нести,
И время так свое спасти,
То некий шёл Киринянин,
Отец Руфа и Александра,…
Был чернокожим гражданин….
(В состав безумного тетра
Муж этот духом не входил).

И вот они на лобном месте,
Голгофе жизнь преподнесли
Христа, Святого привели-
«Носители креста из лести»
(здесь - льстивые люди)
И пить вино* преподнесли
Со смирною - унять болезни
(*как обезболивающее),
Но он желал принять страданья-
Лишь Скорби полное влиянье...

Свершилось...вбили гвоздь в Христа,
И воины его распяли,
За платья жребии бросали-
Все разделили дочиста.
Был третий час, как рассказали* (автору),
А на дощечке написали
Вину Его: «Царь Иудейский»,-
Читай, ликуй, народ еврейский!...

И меж злодеев был распят
Двух, как писанья говорят,
И к ним - злодеям стал причтен -
Унизился ради народа Он!!!
И проходящие кричали,
Злословя и Его клеймя,
И главами глася кивали:
-Храм созидающий в три дня
Спаси, хотя бы Сам Себя!
-Сойди с Креста,-хуля, взывали,
И многие не отставали:
Первосвященники-вожди

И книжники Над ним смеялись:
-Спаси Себя! Давай, не жди!
Других спасал же,- издевались,
-Сойди теперь, Христос, с Креста,
Уверуют, Царь Израиля,
Что ты, Господь-не суета!
Иные тоже поносили,
Распятые здесь с ним тогда...

В шестом часу, вдруг, тьма настала,
И солнцу стало жутко видеть,
Как в людях доброе пропало,
Что Бога стали ненавидеть.
И вся земля от слез дрожала-
Как вы Любовь могли обидеть,
И гул от многих голосов
Умолк до девяти часов...

И вот гром голоса Святого:
-Элои! Ламма савах-фанни!
Меня, Отец Мой, помяни!
И не оставь Сына родного!
Прости их, Боже! Не вмени-
Не ведают греха земного!

И некто, слышав, говорили-
Слова Христа их удивили:
-Смотрите, Илию зовёт,-
Смеялся «набожный» народ,
Один из них тот час бежал-
Христа от жажды «выручал»
И губку в уксус обмакнул,
Надел на трость и протянул.

Давая се Ему испить,
Сухую жажду утолить,
При этом желчно говоря:
-Посмотрим, Илия ль придёт?!
С Креста с собою заберёт
И Сына Бога, и Царя?
Иисус же громко возгласил-
Разбилось сердце от страданий,
И Дух Свой тут же испустил,
И аду Сын понес закланье,

Там праведных благословил…
И гром взгремел на небе сизом,
Земля в испуге затряслась,
Завеса в миг разодралась
Во Храме сверху и донизу-
Природы потускнели ризы,
Скорбь Богородицы лилась...

И сотник, рядом с Ним стоявший,
Сей гром и возглас услыхавший,
Сказал всем с грустью, осторожно:
«Был человек сей-Сыном Божьим,
Слова Его не были ложны!»

И женщины при казни были,
На все смотрев издалека,
Огнём души они скорбели,
И слез спадала с глаз река.

Марии две: мать Иосии
Несли в сердцах любовь и честь,
И Магдалина с ними здесь,
И Саломия, и иные,
Которые любя Его,
Ему всегда везде служили,
Во имя Бога одного!
И как уж близилась суббота,
А пятнице пришёл конец,
Необходимость и забота
Для похорон сплела венец.
Пришёл Иосиф именитый,
Аримафейский гражданин
И член совета знаменитый,
Христа по духу, семьянин,
К Пилату и его просил,
Осмелясь, тела он Господня,
Чтобы Пилат отдал сегодня…

Иосиф Царство Божье ждал
И послужить Христу желал…
Вопрос Пилата удивил,
Что скоро так настала смерть,
-Давно ль Иисус мог умереть?-
Призвав, он сотника спросил.
-Он умер!- воин подтвердил.

И тут же он отдал Се тело,
Решить чтоб поскорее дело…

И вот Иосиф плащаницу
Купив, Иисуса снял с Креста,
Принёс Его к скале, в гробницу,
В не столь далёкие места,
Закрыл вход камнем: дабы птицы
И зверь до тела не достал.

У гроба также две Марии:
Иосиева и Магдалина-
За погребением следили
На мира жуткую картину -
В земле Мессию хоронили!

Дядя Рулу 2019 год